Банковская система работает надежно и стабильно, несмотря на войну. Почему это не чудо и что будет дальше?

  • 3 мая 2022, 16:17
  • 1932

Основная цель центрального банка Украины в условиях войны не изменилась — это обеспечение ценовой и финансовой стабильности. Если в мирные времена мы достигаем этого рыночным инструментарием, то в условиях войны мы вынуждены временно зафиксировать курс и ввести административные ограничения, в частности на движение капитала.

Об этом рассказывает глава НБУ Кирилл Шевченко, передает polygraf.net со ссылкой на "Экономика от Пророка".

Для Украины опыт усиления валютных ограничений далеко не нов. Они широко использовались в условиях перманентного кризиса в 90-е. Значительно более жесткие административные ограничения, чем сейчас, применялись в 2014−15 годах. В общем, большую часть истории независимой Украины ограничения на движение капитала сохранялись. Ситуация начала меняться только с 2016 года.

Валютные ограничения 90-х и 2014−15 годов сопровождались значительными оттоками средств из банков, скачками курса и нестабильной работой банковской системы. Однако сейчас ситуация иная.

Почему? Если коротко: благодаря заранее подготовленному плану действий, который мы смогли имплементировать уже в первые часы войны путем, с одной стороны, оперативного введения административных ограничений, а с другой — поддержки банков. Относительно длительный опыт применения инфляционного таргетирования с плавающим курсообразованием, устойчивый фискальный сектор, отсутствие внешнеэкономических дисбалансов и значительный запас прочности, в том числе в виде международных резервов, — это позволило минимизировать негативные последствия для экономики по сравнению с предыдущими кризисами.

Временная фиксация курса и введение ограничений являются реальными инструментами удержания финансовой стабильности.

Как это работает на практике и что будет дальше?

Банковская система

Важнейшим для банков было пережить шок первых дней войны. И то, что они с этим справились, — это не чудо, а результат длительной и интенсивной работы банковского сообщества и НБУ.

Банковская система встретила войну здоровой и хорошо капитализированной, завершив 2021 год с очередным историческим рекордом доходности в 77,5 млрд. грн. Это подтверждает результат оценки устойчивости банков, которую мы проводили в прошлом году, с акцентом именно на качество активов.

Заранее подготовленные планы бесперебойной работы позволили банкам быстро обеспечить бесперебойные каналы связи и энергоснабжения, сохранить данные клиентов, перезапустить инфраструктуру и многое другое. То есть принять все необходимые меры для оперативного перехода к работе в новых условиях.

Также с утра в первый же день войны Постановлением № 18 мы ввели ограничения как на валютном рынке и на трансграничные операции (об этом позже), так и на снятие наличных. Они относительно мягкие — граждане с первого дня войны могут снимать гривневые средства в пределах лимита 100 тыс. грн в день, с марта — валютные средства. В марте мы разрешили снятие наличных денег за границей с карт, эмитированных украинскими банками. Сейчас с гривневых карт за границей можно снимать эквивалент 100 тыс. грн в месяц, с валютных — ту же сумму в день.

В то же время, мы всячески поощряли использование именно безналичных расчетов, а не наличных. Мы не вводили никаких ограничений на такие расчеты как в Украине, так и за рубежом и в интернете. А благодаря своевременно активированным планам бесперебойной работы банков они осуществляются, как и до войны, — 24/7.

В нормальные времена мы бы даже не рассматривали вопрос о введении ограничений. Однако в условиях войны, если бы мы их вовремя не ввели и дали возможность всем одновременно забрать средства из банковской системы, это очень больно ударило бы по банкам, усилило бы панику и нанесло бы большие потери экономике.

Мы рекомендовали банкам поддерживать экономику кредитованием, а также предлагать клиентам реструктуризацию задолженности или кредитные каникулы по потребительским кредитам в случае необходимости. Также мы дали четкий сигнал, что банки должны оставаться работать на рынке даже в случае временного несоблюдения нормативов. После победы у них будет достаточно времени для устранения вызванных войной нарушений. Все эти меры помогают не отвлекать ресурсы банков от их основной задачи — кредитной поддержки экономики.

Что имеем сегодня? 69 банков продолжают стабильно работать. До войны в Украине работал 71 банк, но мы сознательно в начале войны распрощались с украинскими «дочками» российских государственных банков — МРБ (бывшим Сбербанком) и Проминвестбанком.

После двух месяцев войны банковская система остается высоколиквидной. Ликвидность банков (остаток средств на корсчетах банков и вложения в депозитные сертификаты НБУ) с начала войны выросла на 72 млрд грн до более 230 млрд грн. 76% отделений системно важных банков сейчас работают, в том числе в регионах, где ведутся активные боевые действия. И мы видим, что их количество растет.

Результатом стабильной работы банковской системы есть сохранение доверия украинцев к ней. Опасения относительно оттока средств не осуществились, наоборот — имеем прирост. Гривневые вклады населения в банках с 24 февраля по 29 апреля выросли на 20% или на 85 млрд грн.

Повышенный спрос на наличные деньги, который наблюдался в начале войны, также довольно быстро снизился. Как следствие, в марте объем наличных денег в обращении вырос незначительно, лишь на 2,8%. Напомню, что в первые дни войны некоторые сети магазинов и АЗС не принимали платежные карты. Однако довольно быстро поняли, что банковская система и платежная инфраструктура продолжают работать. Как следствие, менее чем через неделю эта проблема была решена.

Еще одним показателем устойчивости банковской системы является фактическое значение норматива LCR, измеряющего достаточность запаса высоколиквидных активов для покрытия возможного оттока средств в течение 30 дней. На 1 апреля оно существенно превышало минимальные требования НБУ.

Кроме того, в первый день войны НБУ ввел дополнительный инструмент для поддержания ликвидности банков — бланковое рефинансирование. Спрос на этот инструмент сейчас незначителен, и банки наоборот досрочно возвращают кредиты (объем предоставленных бланковых кредитов рефинансирования на 2 мая снизился до 8 млрд грн с пиковых 32,3 млрд грн в первую неделю войны). Однако в случае реальной необходимости банки будут иметь подушку безопасности в виде разных инструментов рефинансирования. В будущем мы планируем отказаться от бланкового рефинансирования, когда риски потери ликвидности окончательно минимизируются.

Так что фактически я могу констатировать, что банковская система уже выдержала самое жесткое испытание. Конечно, в будущем многое будет зависеть от развития событий на военном фронте.

Сейчас мы с банками на постоянной основе обновляем планы бесперебойной работы, учитывая быстро меняющуюся карту боевых действий. И я уверен, что имеющийся у системы запас прочности и поддержка НБУ позволят ей уверенно противостоять вызовам войны.

Небанковский финансовый сектор

Сектор продолжает работать. Для того чтобы его поддержать, мы смягчили ряд регуляций и отсрочили внедрение новых требований к деятельности финкомпаний.

Сегодня 88% участников страхового рынка продолжают выполнять свои обязательства по договорам страхования в полном объеме и своевременно. После победы мы планируем, что они присоединятся к восстановлению экономики и социальной защите населения. Главным требованием НБУ к страховщикам будет оставаться соблюдение ими нормативов платежеспособности и ликвидности.

Продолжает работать и рынок кредитной кооперации, несмотря на уменьшение количества кредитных союзов. Следующий этап развития этого сегмента рынка будет связан с запуском системы гарантирования депозитных взносов участников кредитных союзов и построение в Украине двухуровневой системы кредитных союзов.

В результате ухудшения имущественного положения заемщиков задачами для финансовых компаний, занимающихся кредитованием, является качественная реструктуризация просроченной задолженности и внедрение кредитных каникул по потребительским кредитам. Мы и дальше в их регулировании фокусируемся на рыночном поведении, прозрачной структуре собственности и защите прав потребителей. В то же время из-за войны почти не вводим пруденциальные требования.

Валютный рынок

В первые часы полномасштабного нападения России НБУ временно зафиксировал обменный курс и ввел ряд валютных ограничений. С первого дня мы корректируем и оптимизируем эти ограничения, чтобы дать возможность гражданам удовлетворять все жизненные потребности, а экономике — работать и одновременно не допустить непроизводительного оттока капитала.

В условиях войны отменить ограничения в один день невозможно. Упразднять их нужно постепенно, чтобы не допустить шока для рынка. Самым значимым последним послаблением является предоставление возможности населению покупать наличную валюту.

Какие ограничения на движение капитала сейчас? Максимально ограничены операции резидентов России и Беларуси, а также операции с российскими и белорусскими рублями. Есть ограничения на покупку валюты и переводы из Украины. В частности, сейчас гражданам разрешено переводить средства за границу с целью оплаты обучения, лечения и расходов, связанных со смертью, — без ограничений, а также осуществлять P2P-переводы за границу в пределах лимитов по 100 тыс. грн в месяц с гривневых и валютных карт. Ограничены «квази-кэш» операции с целью предотвращения выведения капитала за границу. Дополнительно, мы сократили предельные сроки расчетов по экспортно-импортным операциям. С начала войны для удобства мы создали специальную страницу, на которой можно найти информацию об актуальных ограничениях, а также ответы на самые распространенные вопросы.

Текущие ограничения — это тот минимум, который позволяет нам сейчас удерживать финансовую стабильность, не допустить значительного оттока валюты за границу и обеспечить критические потребности экономики.

Относительно мягкие валютные ограничения создают простор для восстановления рыночных процессов. Если в начале войны все операции на межбанке производились с НБУ, то с марта банки наращивают объем торгов между собой. Среднедневный объем торгов между банками в апреле составил около $25 млн. Эти объемы невозможно сравнивать с довоенными, но это необходимая основа для дальнейшего развития рынка.

Для нас фиксация курса и ограничение является временным решением. Мы остаемся приверженными рыночным подходам и курсу на валютную либерализацию.

По мере роста объемов предложения валюты на рынке благодаря постепенному возобновлению экспорта товаров мы вернемся к политике плавающего курсообразования, при которой курс определяется рынком, а центробанк сглаживает чрезмерные курсовые колебания.

Сейчас у нас есть адекватный запас международных резервов, несмотря на своевременное выполнение правительством всех своих валютных долговых обязательств. По состоянию на начало мая резервы, по оперативным данным, составляют 26,6 млрд дол. США. При достаточной международной финансовой помощи у нас будет возможность содержать резервы на должном уровне и даже увеличивать их.

Цены

В условиях войны избежать роста цен невозможно.

По оценкам НБУ на основе web-scraping (способ сбора цен из онлайн-супермаркетов), в апреле инфляция составила 15,9%, а к концу года она может превысить 20%. Это значительный уровень роста цен, но контролируемый. И такие показатели не сопоставимы с 2015 годом, когда в отдельные месяцы инфляция достигала 60%.

У НБУ есть значительный опыт борьбы с инфляцией. В мировой истории не было случаев, когда страна входила в военное положение, имея столь высокоразвитую финансовую систему и монетарную политику.

Пока рыночные механизмы будут иметь ограниченное влияние на рынок, мы будем удерживать рост цен посредством фиксации курса и сохранения части ограничений. Но как только заработают каналы монетарной трансмиссии и снизится неопределенность, мы вернемся к режиму инфляционного таргетирования (ИТ), который в свое время помог преодолеть ту же инфляцию в 60%.

Мы постепенно восстановим прогнозный цикл и снова начнем применять учетную ставку для снижения инфляции до цели НБУ 5% и удержания под контролем инфляционных ожиданий. Возвращение к ИТ, в частности, задекларировано в Основах денежно-кредитной политики.

Экономика

Стратегическим преимуществом Украины является работающая банковская система, которая помогает украинской экономике приходить в себя после шока. Результаты наших опросов свидетельствуют, что доля предприятий, полностью прекративших свою работу, снизилась с 32% в первые недели марта до 17% на конец апреля.

Экономика будет восстанавливаться, но потери от войны будут значительными. Враг продолжает коварно убивать наших граждан, уничтожать дома и производственные мощности. Значительно возросла миграция, нарушились производственные связи между регионами. По нашим оценкам, ВВП в 2022 году сократится по меньшей мере на треть.

Украина потребует значительного финансирования. С начала войны мы получили от международных финансовых организаций и отдельных стран более 4,3 млрд долларов в эквиваленте. И я уверен, что помощь будет расти. Это еще один фронт работы правительства и НБУ.

Национальный банк также поддержал фискальный сектор в условиях войны. В марте и апреле мы выкупили военных ОВГЗ на 70 млрд грн (20 млрд грн в марте и 50 млрд грн — с начала апреля) и в начале войны досрочно перечислили часть прибыли до распределения (это 19 млрд грн). Банки также уплатили авансом дивиденды и налог на прибыль (31,7 млрд грн). Граждане и бизнес перечисляют значительные средства в поддержку армии (15,7 млрд грн), которые НБУ оперативно направляет на нужды оборонного сектора.

Мы понимаем, насколько финансирование важно для того, чтобы отражать полномасштабную агрессию россии. В то же время, наша позиция по поддержке бюджета Национальным банком однозначна — финансирование со стороны НБУ не может быть основным источником покрытия расходов правительства. Для этого важно максимально использовать другие источники.

Основных таких источников два.

Первое — внешнее официальное финансирование. Именно оно должно стать ключевым источником финансирования расходов бюджета. НБУ готов и дальше тесно взаимодействовать с правительством и делать все необходимое ради привлечения средств от международных организаций и стран-партнеров.

Второе — средства банковской системы. Банковская система имеет потенциал для роста портфеля ОВГЗ, принципиально только активизировать рыночные привлечения через размещение военных облигаций Министерством финансов.

Уменьшение объемов финансирования бюджета со стороны НБУ снизит риски для макрофинансовой стабильности и позволит избежать потери доверия к центробанку.

Национальный банк будет финансировать только критические расходы правительства в ограниченных объемах и только путем покупки ценных бумаг правительства на первичном рынке. Мы также будем сохранять максимальную прозрачность при освещении таких операций. Могу заверить, как только риски разбалансирования ситуации в фискальном секторе сведутся к минимуму, мы отойдем от практики финансирования государственного бюджета.

Важным шагом в этом направлении является открытие Международным валютным фондом специального административного счета для поддержки Украины. Участие в наполнении счета смогут принять правительства государств — членов МВФ и международные организации. Правительство Канады уже анонсировало, что выделит 1 млрд канадских долларов.

Кроме того, Всемирный банк запустил Multi-donor Trust Fund для грантовых средств и инициативу FREE Ukraine (Financing of Recovery from Economic Emergency in Ukraine), которые также помогут получить необходимое финансирование.

Поэтому у меня есть все причины надеяться, что у нас есть все шансы быстро восстановить экономику Украины после победы. Для этого нам очень важно внедрить новые реформы в финансовом секторе и продолжать интеграцию в Европейский союз. И Национальный банк прилагает все усилия для этого.

Эпилог: Борьба на финансовом фронте

Национальный банк обращается в международные финансовые учреждения и объясняет, почему продолжать работу с россией сегодня невозможно. Эта работа является сложной и эмоциональной. Но мы получили уже много хороших новостей с международного экономического фронта. Это результат совместной работы как учреждений, так и отдельных экономистов. Самые важные из них:

— ключевые российские банки отключили от SWIFT;

— активы центробанка россии заморожены;

— Visa и MasterCard покинули рынок России;

— США и Европейский Союз прекратили поставки наличной валюты на территорию стран-агрессоров;

— Совет директоров ЕБРР абсолютным большинством согласовал инициацию процедуры лишения доступа россии и беларуси ко всем ресурсам Банка;

— группа Всемирного банка приняла решение о прекращении всех программ в россии и беларуси;

— крупнейшие торгово-информационные платформы Refinitiv и Bloomberg LP приостановили предоставление услуг всем клиентам, работающим на территории россии;

— ведущие участники мирового страхового рынка (страховщики Allianz, Swiss Re, Zurich, Hannover Ret, Generali, брокеры Aon, Marsg, Willis Towers Watson) объявили о прекращении бизнеса в россии.

Часть из введенных санкций будет иметь эффект со временем, часть уже работают. Недовольство ними рф, судя по публичным заявлениям, растет, а центробанк россии продолжает «прикручивать гайки» для граждан.

Эффективность санкций разъясняется, во-первых, решительностью их введения. Агрессор явно не был готов к такому масштабному ответу цивилизованного мира. Соответственно, сейчас вынужден подстраиваться, порой хаотично, к новым условиям при ограниченном времени и ресурсах.

Во-вторых, многовекторным характером, ведь к санкциям присоединились многие страны, среди которых даже те, которые ранее были показательно нейтральными или благосклонными к россии, и международные организации.

В-третьих, они охватывают многие сектора и чувствительные для россии направления: от финансовой системы, авиационной отрасли до импорта критических компонентов для промышленности, особенно военной.

В-четвертых, санкции поддерживаются частным сектором. Против ключевых лиц, предприятий, критического импорта, а также приостановкой деятельности в россии отреагировали по меньшей мере 710 иностранных компаний из 46 стран и 39 отраслей.

Несмотря на то, что санкции против России носят решительный и беспрецедентный характер, их все еще недостаточно для того, чтобы заставить режим агрессора быстро отказаться от планов продолжать войну. Потому мы продолжаем работу на этом фронте.

Основные направления текущей работы:

— полная изоляция агрессора от мировой финансовой системы,

— перекрытие доступа россии и беларуси к ресурсам международных финансовых институтов,

— закрытие возможностей российских и белорусских компаний и финансовых учреждений обходить существующие санкции и финансировать войну россии против Украины.

Мы постоянно ищем новые рычаги давления на агрессора во взаимодействии с международными партнерами. И я уверен, что мы найдем их.

Подписывайтесь на наш "Телеграмм - канал", чтобы всегда быть в курсе того, кто обогащается за наш счет.

Теги
Шевченко
Интервью
НБУ
Работа