Куда пожертвовать? Как отличить "здоровый" фонд от фиктивной прокладки

  • 8 августа 2022, 10:09
  • 1494

Волонтерское движение с начала войны оказывает неоценимую помощь украинской армии и беженцам, ведь гражданская инициатива всегда эффективнее неповоротливого государства с его бюрократией и ленивыми чиновниками. Но такая деятельность может быть также и удобной ширмой ухода от налогов, отмывания черного нала и даже воровства. Разбирались, на что стоит обращать внимание украинцам при выборе благотворительного фонда для пожертвований и как отличать "здоровый" благотворительный фонд от фиктивного. Передает polygraf.net со ссылкой на Вести.

Благотворительные фонды

Сложно переоценить сегодня роль благотворительных фондов. Они необходимы и в мирное время, например, для помощи сиротам или тяжелобольным, а в военное, когда в помощи нуждаются военнослужащие и мирное население, вынужденное бежать из-за войны или выживать под обстрелами, вообще бесценны.

"Сначала мы помогали эвакуировать людей из горячих точек, потом первыми зашли с гуманитаркой в Бучу и Ирпень, буквально через несколько часов после их освобождения – от нас местные испуганные жители, выбравшись из подвалов, впервые узнавали, что их освободили и что россияне ушли. Удалось в кратчайшие сроки восстановить работу "Ирпеньводоканала", предоставив им мощные генераторы", – рассказывает основатель и глава правления фонда "Омріяна Україна" Алексей Толкачев.

Пожалуй, наиболее известным не только в Украине является фонд "Вернись живым". Хотя волонтеры занимаются не только снабжением армии, а и помогают жителям прифронтовых сел и даже не подконтрольного Украине Херсона, на месте закупая продукты для многодетных семей, стариков, людей с инвалидностью. Как правило, под крылом крупных благотворительных фондов группируется множество волонтерских групп.

"С первых дней стало понятно, что мы сами не справимся с задачами, поэтому нужно широкое сотрудничество – мы начали собирать под крыло фонда волонтеров, которые уже работали, но которым не хватало ресурсов или юридического статуса. Многие волонтерские группы хотели создавать свои фонды, не отдавая себе отчета, что за всем этим последует куча организационных проблем – бухгалтерский учет, юридические аспекты. Поэтому фонд стал "зонтиком" для волонтеров, работавших "в полях", чтобы они не отвлекались на всякие юридические формальности", – говорит Алексей Толкачев.

Темная сторона

Конечно, в такой деятельности не может быть все гладко. Далеко не все волонтеры готовы к системной работе. Кому-то хочется подвига, ощущения собственной важности, поэтому часто делаются неэффективные и бессмысленные действия – например, отвезти транспортом две коробочки лекарств за 200 километров. Возможно, само по себе это и подвиг, но эти коробки можно передать другим, кто везет целый бус лекарств, и таким образом сэкономить деньги на топливе, закупленном за собранные средства.

"Но для самопиара некоторые волонтеры все делают лично, о чем потом сообщают в социальных сетях. Что еще печальнее, что волонтеры часто не умеют сами собирать деньги. Договариваешься о сотрудничестве с ними, даешь поддержку, волонтеры что-то делают. Но отчитаться о проделанной работе, дать список тех, кому помогли, – не могут. Не ведется учет помощи, очень часто разные волонтерские группы помогают одним и тем же людям просто из-за того, что нет коммуникации. Это создает немалые проблемы фонду, поскольку мы должны отчитываться перед государством за трату каждого закупленного килограмма крупы или за каждый литр бензина", – отмечает Алексей Толкачев.

Кроме того, волонтерское движение само по себе привлекает нечистых на руку дельцов, ведь это удобно – получаешь средства и распределяешь их с выгодой для себя, а для некоторых гуманитарные поставки являются хорошим "бизнесом".

"А еще сталкивались с воровством. Мне три недели назад позвонили из СБУ и сказали, что наша закупка тактических аптечек на миллион гривен была осуществлена у ФОПа, который торговал гуманитаркой, которая через границу шла по назначению на воинские части, но военным не дошла, а пошла в продажу. Это сильно деморализует, когда понимаешь, что тут рубашку рвешь и деньги собираешь, а кто-то в Украине, среди своих же украинцев, просто зарабатывает деньги на крови и воровстве", – привел пример Алексей Толкачев.

Особенностью благотворительных фондов является то, что они не уплачивают налоги, при этом получают и распределяют денежные средства. В недобросовестных руках это может стать инструментом для отмывания денег. Поэтому мы отобрали признаки, как случайно не попасть на фонд, используемый как фиктивная прокладка.

Отчетность

Главный признак, который отличает нормальный благотворительный фонд, – обнародованная на сайте или хотя бы на страничке в Facebook отчетность. Наивысшим стандартом считается публикация аудиторского отчета деятельности благотворительного фонда. Так, например, у того же фонда “Вернись живым” публикуются все донаты в режиме онлайн, а также поступления в криптовалюте.

Другой пример – благотворительный фонд "Таблеточки", который помогает онкобольным детям и их семьям, также предоставляет ежемесячную финансовую отчетность. К слову, фонд "Омріяна Україна" отчетность не публикует из-за организационных проблем, но и там призывают обращать на это внимание, так как публикация отчетности крайне важна.

"Это наш косяк, исправить который пока что нет времени и ресурсов. Сейчас бухгалтеры все подтянут, закроем год аудитом – его опубликуем с годовым отчетом. Пока что отчитываемся только в частном порядке фондам и компаниям-донорам – "Укрнафте", Укргазбанку", – рассказывает Алексей Толкачев.

Впрочем, именно этот кейс – то самое исключение, которое подтверждает правило, "Омріяна Україна" получает пожертвования от государственных компаний и госбанков. Поэтому они подотчетны, скорее, государственным проверяющим органам и донаты почти не собирают.

"Больше всего мы беспокоимся о внутренней отчетности на случай проверок и аудитов – все распространения гуманитарной помощи должны быть подкреплены бумагами и приказами по фонду - кому, сколько и какой помощи предоставлено, письма-запросы от людей и местных органов власти. Грубо говоря, мы не можем просто приехать в село и дать продукты питания. Для этого должна быть письменная заявка от пострадавшего человека, его ФИО, адрес", – говорит Алексей Толкачев.

Именно публичная отчетность крайне важна для определения благонадежности фонда. Так, директор dobro.ua, МБФ "Украинская Биржа Благотворительности" Ирина Гуцал считает это едва ли не ключевым фактором оценки честности фонда.

"Многие благотворительные фонды создаются по инициативам, которые сформировались стихийно как реакция на необходимость быстрого решения конкретной острой проблемы. В таких условиях не стоит задача осмыслить себя, заранее сформировать цель, стратегию и планы, увидеть себя в долгосрочной перспективе. В большинстве своем ставятся краткосрочные цели, требующие действовать "здесь и сейчас" в рамках парадигмы "цель оправдывает средства". Поэтому в ход пускается тяжелое оружие: использование жестких и токсичных манипуляций при привлечении ресурсов; "ангелизация" собственной деятельности и неэтичного поведения: "Мы же спасаем жизнь, а вы требуете какие-то бумажки и отчеты". Все это признаки того, что организация пока не видит себя в долгосрочной перспективе", – констатирует Ирина Гуцал.

Репутация

Еще один критерий благонадежности благотворительной организации – репутация ее и ее руководителей. Например, работу команды фонда "Вернись живым" контролирует наблюдательный совет, в который среди прочих входит бывший министр иностранных дел Павел Климкин, ведущий политического ток-шоу "Свобода слова" Вадим Карпяк, создатель известного на всю Украину инвестиционного проекта "Промприлад.Реновация" Юрий Филюк. На репутацию фонда "Омріяна Україна" играет тот факт, что он распределяет донорскую помощь от британского фонда World Jewish Relief, который работает под эгидой принца Чарльза.

Репутацию может определять и наличие совместных проектов с центральными государственными органами. Так, благотворительный фонд "Таблеточки" провел в прошлом году совместную с Национальным банком всеукраинскую благотворительную акцию "Монетки детям". Учитывая, что партнеры в подобных акциях всегда изучаются на предмет имиджевой "рисковости" "антикризисными штабами" чиновников такого уровня, совместное фото главы НБУ Кирилл Шевченко с основательницей "Таблеточек" Ольгой Кудиненко может считаться как признание чистой репутации фонда.

Правда, здесь стоит подчеркнуть, что этот принцип распространяется исключительно на центральные органы власти, представители которой дорожат своей репутацией. На уровне местной власти, в городах и областях, такая связь не является гарантией и может свидетельствовать как раз об обратном – о потенциальной коррупционной составляющей, так как местные мэры, главы сельсоветов и предприниматели часто создают "ручные" благотворительные фонды, например, для самопиара или подкупа избирателей.

Коммуникации

Еще один важный критерий, который необходимо учитывать наряду с наличием публичной отчетности и репутации, – коммуникации. Не у всех могут быть горячие линии, но все "здоровые" благотворительные фонды имеют свои группы в Facebook, и там всегда можно задать вопрос или просто обратиться за помощью и получить ответ. Это является нормальной практикой как в Украине, так и за рубежом.

Если в таких группах коммуникация не налажена должным образом, это значит, что под благотворительным фондом скрывается прокладка, которой, собственно, такая коммуникация вообще не интересна. Таким примером может быть, например, благотворительный фонд "Разом", который мы обнаружили при мониторинге соцсетей. Главой фонда значится “водочная королева” Людмила Русалина. Как видно из комментариев под постом от 22 июня, администратор фонда проигнорировал обращения граждан, как можно получить гуманитарную помощь, в том числе для многодетных мам, для людей с ребенком-инвалидом и т. д.

На сайте фонда или в соцсетях обнародованная отчетность тоже отсутствует, при этом фонд регулярно публикует в Facebook посты с припиской: "Любой донат важен и пойдет на закупку необходимых вещей и топлива. Также все донаты будут публиковаться в открытой финансовой отчетности на нашем сайте и в соцсетях". Из этого может следовать, что цели благотворительного фонда отличаются от заявленных.

История создания

Четвертый критерий, который может послужить при выборе благотворительного фонда, – это история его создания и деятельности. Если взять в качестве примера четыре упомянутых фонда, то можно увидеть следующую картину.

Так, фонд "Вернись домой" работает с начала войны на Донбассе – с 2014 года, за этот период собрал на потребности ВСУ свыше 3 млрд грн и подготовил более 10 тыс. военных специалистов. Фонд "Омріяна Україна" работает с 2013 года, он предпринимал ряд "культурных" акций.

В 2013 году открылся и БФ "Таблеточки". Пожалуй, его наиболее масштабная акция – "Монетки детям", в которой приняли участие тысячи украинских школ. Выведенные из обращения 25-копеечные монеты сдавались украинцами в банки как благотворительность, а полученные средства таким образом шли на помощь онкобольным детям.

Фонд "Разом" выпадает из этого ряда. Он создан в сентябре 2018 года, когда готовилась кампания под выборы в Верховную Раду, учредителем является Людмила Русалина, бывший депутат Черкасского областного совета (2006-2010), которая участвовала в парламентских выборах 2019 года как кандидат в народные депутаты по 197 округу (Золотоноша – Канев Черкасской обл.), но, набрав лишь 2%, собственник благотворительного фонда в парламент не прошла.

В этот период в основном в пределах избирательного округа №197 фонд "Разом" на различных мероприятиях активно раздавал продуктовые пакеты с надписью "Благотворительный фонд “Разом” Людмилы Русалиной". Логотип размещался на сценах, плакатах, остановках. Из чего можно сделать вывод, что фонд создавался для краткосрочной цели – "легализации" подкупа избирателей.

Не имея официальных доходов и не декларируя расходы, благотворительный фонд "Разом" все-таки осуществлял благотворительную деятельность с высокой долей вероятности за черный нал, получаемый от обнальных схем на связанных с Людмилой Русалиной ЗЛВЗ "Златогор", ООО "Світ Ласощів" и Шполянской кондитерской фабрики. Если в условиях широкомасштабной войны источники финансирования, как и использование денежных средств, не раскрываются, то это может свидетельствовать, что легализуются денежные средства.

"Что такое собственная репутация, мы более-менее представляем. Принимая то или иное решение, мы подсознательно анализируем, как оно повлияет на нашу репутацию, отразится ли на отношениях с другими людьми и как именно. А вот привычки также размышлять о бренде и репутации "благотворительного фонда" у нас нет", – очень осторожно указывает на проблему Ирина Гуцал.

Организаций, которые ставят бизнес-интересы выше гуманитарных задач, к сожалению, в Украине не так уж и мало, поэтому при принятии решения пожертвовать рекомендуем равняться на эти четыре критерия.

Подписывайтесь на наш "Телеграмм - канал", чтобы всегда быть в курсе того, кто обогащается за наш счет.

Теги
Украина
Благотворительные фонды
Мошенничество