Кочетков: «полководец Порошенко»

  • 20 сентября 2021, 9:06
  • 1658

День Независимости, военный парад, Иловайск. Эти события у нас слились воедино.

Я хочу рассказать свою реконструкцию происходившего в первые годы войны на Донбассе после прихода к власти Петра Порошенко.

Такое желание изъявил в Фейсбуке политический эксперт Александр Кочетков, передает polygraf.net со ссылкой на "Экономика от Пророка".

Это именно реконструкция, базирующаяся на той информации, которая стала мне известна, и на анализе той внутренней логики, которая руководила главными участниками событий.

Петр Порошенко пришел с миссией. В узком кругу он признавался, что хочет принести Украине мир на Донбассе, привести ее в Европейский Союз и даровать ей поместную церковь. И тогда второй срок, да сколько угодно сроков — чем он хуже Путина?

И у Порошенко было представление, как достичь реализации этой триады.

Здесь надо вспомнить о переговорах в Вене в апреле 2014 года. Там был не только торг о том, что Виталий Кличко идет на мэра Киева, фактически уступая Петру Порошенко пост президента Украины. Но шла речь и о том, как будет действовать новая власть. Дмитрий Фирташ не представлял там Россию, но понятно было, что все сказанное в Вене, немедленно станет известно в Москве и будет одобрено или нет. Там, в Вене говорилось, что мир на Донбассе надо искать путем переговоров с Россией, а главным препятствием на этом пути могут стать идейные — как боевики-имперцы в Донецке и Луганске, так и добробаты и волонтеры в Украине.

И их придется брать под контроль: согласных — прикармливать, интегрировать в госструктуры, несогласных — запрещать, выдавливать из общественного поля, судить за военные проступки по мирным законам. Совсем непримиримых — уничтожать.

Мы помним, как власть России, конкретно, Сергей Лавров, назвал Петра Порошенко лучшим выбором для Украины. То есть, подход был одобрен. И в России, и у нас в отношении идейных произошло абсолютно одно и тоже, только у нас методы были условно более цивилизованные, в лифтах никого не взрывали.

Порошенко-президент действовал как бизнесмен. Готовясь на переговоры с Владимиром Путиным, он хотел максимально улучшить свои переговорные позиции. То есть, вернуть контроль за госграницей, тогда без поставок оружия и боеприпасов сопротивление прекратится, а боевики с Донбасса просто сбегут обратно в Россию.

Порошенко был уверен, что Россия не станет всерьез препятствовать этом плану. Он опирался на позицию европейцев, которых пугают кровавые картинки откуда-то с Ближнего Востока. Представьте, насколько европейским буржуа отбивают аппетит кровавые картинки из самого центра Европы. Американцы должны были следовать Будапештскому меморандуму. Но более всего Порошенко полагался на поддержку от фонда Ротшильдов, имеющего серьезное влияние на нефтегазовую сферу РФ, то есть, на ее основу основ.

Порошенко не подумал, что у Путина тоже своя фикс-миссия — собирателя земель русских и возобновителя империи — то ли советской, то ли царской, они сами разобраться не могут. Но обязательно чтобы с хрустом французской булки и с хрустом американских долларов.

Порошенко назначил абсолютно подконтрольных, смотрящих ему в рот Виктора Муженко и Валерия Гелетея. И начал примерять треуголку Наполеона и френч Сталина. Ежедневно Гелетей и Муженко с тубусом, в которых топографические карты, являлись в администрацию президента, и там вместе с Порошенко втыкали флажки, рисовали стрелки ударов и обходных маневров. Кстати, как Наполеон и Сталин, Порошенко очень быстро выучил названия всех наших воинских частей, их вооружение, фамилии командиров, и на этом основании решил, что он и вправду военный стратег.

Началось наступление ВСУ. Но границу под контроль полностью вернуть не удалось. Под Зеленопольем и Саур-могилой возник первый котел. Потому что наши воевали на карте Украины, а надо было воевать на карте Европы, как выразил один мой знакомый из круга ПАПа. На карте Украины ВСУ двигались вдоль своей границы, на карте Европы они заходили в узкий коридор между двумя вражескими силами.

Но ситуация была не безнадежной. Наступление ВСУ было продолжено, но уже не вплотную к границе, чтобы с территории России нас нельзя было обстреливать, но чтобы окружить Донецк и Луганск, лишить поставок оружия и техники. Так, как это было сделано со Славянском.

Там у Игоря Гиркина кончались боеприпасы, он хотел оставить Славянск. Порошенко нужна была зримая победа, желательно, без больших потерь. Опять выиграло бизнесовое мышление и пошли на договорняк. Расчет был на то, что бойцы Гиркина — самая боеспособная часть боевиков, уйдут в Россию. Запрет бомбить и поражать артиллерией колонну Гиркина шел от руководства Генштаба. Муженко не мог отдавать такого приказа без команды Порошенко.

Была договоренностью. Иначе выход колонны Гиркина был невозможен.

Гиркин не ушел в РФ, а пришел в Донецк, который уже готовился к возврату в Украину, и превратил его в укрепрайон. И смог добиться поставок боевой техники.

Даже после этого Порошенко продолжал реализовывать план окружения Донецка и Луганска. Взятие Иловайска было принципиально важным элементом этой стратегии. С Дебальцевского выступа навстречу в Иловайск должны были выдвинуться силы ВСУ и замкнуть кольцо. И в Иловайск были направлены наиболее боеспособные наши части, добробаты, в первую очередь.

В прямые действия со стороны российских регуляров Порошенко не хотел верить до самого конца. Он не дал команды на вывод войск из Иловайска. Проведение имиджевого парада для него оказалось важнее, чем спасение от окружения тех, кто не желал ему подчиняться безоглядно и безропотно.

Наше командование просило от россиян в Иловайске того же, что само предоставило Гиркину: беспрепятственный выход с оружием. Российские генералы сначала пообещали, потом сказали, что из Кремля пришел другой приказ.

Порошенко в очередной раз со своими бизнесовыми договорняками оказался в военном проигрыше. Хотя по бизнесу, мы знаем это из совместной деятельности Порошенко-Медведчука, все получалось неплохо.

После Иловайска был «минск-1», давший передышку, которой значительно лучше воспользовались именно боевики ОРДЛО. Именно они начали зимнее наступление на аэропорт и Дебальцево.

В результате место сильных позиций на главные переговоры с Путиным Порошенко вышел предельно слабым, после котлов под Саур-могилой и Иловайском, с угрозой котла под Дебальцево. Свидетели переговоров говорят, что Путин откровенно бравировал силой, говорил, что Дебальцево уже пал, и Порошенко вынужден был выходить из комнаты с звонить Муженко, чтобы узнать ситуацию.

«Минск-2» был заключен полностью на условиях России. Ни о каком Крыму никто даже и не заикался. При полном согласии Германии и Франции.

Дебальцево мы потеряли через три дня, хотя даже по «минску 2» город должен быть украинским. Дебальцево позволило наладить бесперебойную поставку в ОРДЛО оружия, техники и боеприпасов по жд дороге. Что и зафиксировало нынешний статус кво.

Что мог сделать в этих условиях Петр Порошенко? Прикинуться ультрапатриотом! Чтобы даже мысль о его очевидных просчетах и скрытых договорняках с агрессором не могла появиться в головах большинства украинцев. И это ему удалось.

В результате вместо мира мы получили минскую капитуляцию и постоянно гибнущих бойцов на фронте. Вместо членства в ЕС — сомнительный безвиз. И вместо единой поместной церкви — томос при сохранении церкви московского патриархата. Но Порошенко не оказался в заключении на острове Святой Елены, как Наполеон. И не помер в жутком одиночестве, как Сталин. Нет, ходит на парады, дает критические интервью…

Ненаказанное зло разъедает общественный организм. Увы, но Владимир Зеленский не рискнул ссориться с Западом из-за Порошенко. Более того, он все больше становится пародией на Порошенко.

Бытует мнение, что если идти тем же путем, используя те же методы, что и твой предшественник, то результат будет точно таким же. Это неверно. Результат будет хуже.

И все это произойдет на наших глазах. Потому что в этом сериале мы не зрители. Мы — участники. И мы — прорвемся!

Подписывайте на наш "Телеграмм - канал", чтобы всегда быть в курсе того, кто обогащается за наш счет.

Теги
Кочетков
Мнение
Порошенко
Полководец