А деньги где? Как у Зеленского «нарисовали» 30 миллиардов долларов на энергоблоки

  • 3 сентября 2021, 11:33
  • 1843

Ключевой вопрос, на который нет ответа — где Украине взять средства на строительство пяти реакторов?

Во вторник, 31 августа, все отечественные СМИ пестрели заголовками о том, что теперь Украина будет стремительно развивать свою атомную энергетику в сотрудничестве с американской компанией Westinghouse.

Основанием для этого стал меморандум, подписанный во время визита в США украинского президента Владимира Зеленского, предусматривающий строительство пяти атомных реакторов в Украине по американской технологии. Остался без ответа ключевой вопрос, а где теперь взять средства под этот амбициозный проект?

Об этом рассказывает polygraf.net со ссылкой на "Экономика от Пророка".

НАЭК «Энергоатом» и американская компания Westinghouse подписали меморандум о строительстве нового энергоблока на Хмельницкой АЭС – одной из четырех ныне действующих атомных станций Украины.

Подписание состоялось в присутствии президента Владимира Зеленского, который в это время находился с визитом в США, о чем он написал в Twitter.

По словам президента, пока речь идет о пилотном проекте, а со временем ожидается строительство еще четырех энергоблоков по технологии Westinghouse. Общая стоимость строительства должна составить до 30 миллиардов долларов.

Позже на сайте главы государства появилась аналогичная информация, но с уточнением: «Документ предусматривает привлечение технологии компании Westinghouse Electric по строительству ядерного реактора проекта АР1000 с электрической мощностью около 1,1 гигаватта».

В сообщении на сайте также говорится, что реализация меморандума откроет возможность привлечь инвестиции для строительства суммарно пяти блоков стоимостью до 30 миллиардов долларов. «Помимо учета прямых инвестиций, будет локализована часть производства, бюджет получит дополнительные налоговые поступления», — отмечается в пресс-релизе.

Собственно, именно финансовая сторона вопроса, о том, где брать эти 30 миллиардов, вызывает серьезный скепсис у экспертов. Но об этом — чуть ниже.

После Чернобыля

После остановки 15 декабря 2000 года Чернобыльской АЭС, на которой произошла крупнейшая в истории атомной энергетики авария, в Украине в работе находятся четыре атомных станции, эксплуатирующие суммарно 15 энергоблоков.

В основном на отечественных АЭС используются ядерные реакторы ВВЭР-1000 номинальной электрической мощностью 1000 мегаватт. Шесть таких реакторов установлены на крупнейшей в Украине Запорожской АЭС, три – на Южно-Украинской, два – на Ровенской и два – на Хмельницкой.

Еще два реактора мощностью 440 мегаватт (ВВЭР-440) работают на Ровенской станции.

При этом на Хмельницкой АЭС на сегодня заморожено строительство третьего (построен на 75%) и четвертого (построен менее, чем на 30%) энергоблоков.

Ранее достройка двух блоков ХАЭС планировалась в сотрудничестве с Россией, но в 2015 году, из-за оккупации Крыма и войны на Донбассе, Украина денонсировала соответствующее соглашение с РФ.

Сейчас Украина намерена достраивать третий блок ХАЭС собственными силами. Что касается четвертого энергоблока станции, то, как следует из сообщений о подписанном в США меморандуме, к его строительству будет привлечена американская компания Westinghouse.

Сотрудничество Украины с Westinghouse началось еще в конце 1990-х, однако реально использовать топливо компании на отечественных атомных станциях стали относительно недавно.

Поначалу его смешивали с российским топливом, под которое приспособлены украинские реакторы, и только в конце 2019 года третий блок Южно-Украинской АЭС получил разрешение на промышленную эксплуатацию топлива Westinghouse.

Сегодня топливо компании эксплуатируется на шести из 15 энергоблоков – первом, третьем, четвертом и пятом Запорожской АЭС и на втором и третьем Южно-Украинской АЭС. В 2022 году топливо Westinghouse будет использоваться на третьем блоке Ровенской АЭС, а через несколько лет оно будет загружаться и на второй блок РАЭС.

Несколько лет назад велись переговоры о строительстве в Украине завода по производству (точнее – фабрикации) ядерного топлива по технологии Westinghouse, но проект так и не был реализован.

Благие намерения

И вот, похоже, сотрудничество с Westinghouse выходит на новый уровень.

«Однако следует понимать, что подписанный меморандум не является договором о строительстве энергоблоков. Это — своеобразная декларация о намерениях, которая подтверждает, что в случае, если Украина когда-нибудь найдет финансирование под такой проект, и будут соблюдены другие необходимые условия, стороны смогут совместно его реализовать», — сказал руководитель специальных проектов научно-технического центра «Психея» Геннадий Рябцев.

С ним согласна член коллегии Госатомрегулирования Ольги Кошарная. Она напомнила, что аналогичный документ «Энергоатом» подписывал и с китайской компанией CNNC.

«У «Энергоатома» есть целая полка меморандумов с разными компаниями, но они, как правило, ни к чему не ведут», — сказала она в разговоре с изданием.

Однако, в целом, проект вполне заслуживает внимания.

На удивление достаточно одобрительно отозвался о нем бывший министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян, являющийся сегодня жестким критиком действующей власти и лично президента Зеленского (хотя несколько шпилек в адрес гаранта он все же вставил).

«Подписание меморандума между НАЭК «Энергоатом» и Westinghouse Electric, которым предусматривается строительство в Украине пяти ядерных реакторов этой американской компании, — хороший сигнал», — написал он в Facebook.

По его словам, если эта договоренность станет реальным контрактом, ключевой в Украине станет атомная и возобновляемая генерации. «Безусловно, это не очень понравится угольным олигархам, но они же и за «зеленую» энергетику тоже (намек на самого богатого украинца Рината Ахметова, который решил вложиться в возобновляемую энергетику)», — добавил экс-министр.

По словам Геннадия Рябцева, нашей стране необходимы дополнительные мощности в электроэнергетике, поскольку уже после 2030 года нужно будет выводить из эксплуатации некоторые из ныне работающих энергоблоков, и им необходимо будет найти замену. Сегодня следует думать о строительстве, по крайней мере, трех новых энергоблоков, отметил эксперт.

«Конечно, строительство энергоблоков по американскому проекту было бы очень выгодно Украине, поскольку сегодня у нас есть только блоки, построенные в советское время (некоторые были достроены после обретения Независимости, но все начинали строиться при СССР), и, как результат, Украина зависит от поставок ТВЭЛов и всех необходимых комплектующих из России, — рассказал Рябцев.

Все сложно

Итак, ключевым вопросом в реализации проекта является финансирование. Очевидно, что США нам эти деньги не подарят. В официальных сообщениях говорится о возможности привлечения инвестиций, но конкретики пока, разумеется, нет.

«Строительство можно было бы финансировать за счет прибыли «Энергоатома», а также за счет внешних заимствований, — говорит Геннадий Рябцев. — Теоретически, к этому могли бы быть привлечены частные инвесторы, однако, на мой взгляд, это крайне нежелательно. Я бы не хотел видеть в Украине частные атомные электростанции. По моему убеждению, все ядерные объекты должны находиться в государственной собственности, под прямым государственным управлением, надзором и контролем».

Кроме того, у эксперта вызывает сомнение названная сумма проекта: «В сообщениях прозвучала сумма в 30 миллиардов долларов за все пять энергоблоков. В то же время, известно, что строительство двух энергоблоков по этому же проекту в Соединенных Штатах уже потребовало 27 миллиардов долларов. И это еще не окончательная сумма, поскольку строительство еще не закончено».

Ольга Кошарная, в свою очередь, считает, что, в принципе, стороннее финансирование под этот проект будет найти крайне сложно. По ее словам, коммерческие банки неохотно кредитуют подобное строительство, поскольку такие объекты очень долго строятся и очень медленно — порядка 20 лет — окупаются.

Существуют и другие проблемы, в том числе, технические.

В меморандуме говорится, что пилотным проектом станет строительство на Хмельницкой АЭС энергоблока АР-1000. С точки зрения ядерной безопасности, он вполне соответствует всем современным требованиям, но уже возведенные на ХАЭС конструкции предназначены для строительства российского ВВЭР, а потому они не подходят для строительства блока типа АР, говорит Кошарная. Их, вероятно, придется снести, и это сделает проект более дорогим.

«Опять же, нельзя просто приступить к строительству другого энергоблока на месте недостроенного. Для этого нужно проделать огромную подготовительную работу. Должен быть принят специальный закон о размещении ядерно-опасного объекта, нужно разработать новые технические условия. Нужно провести специальные трансграничные консультации со всеми соседними странами», — сказала эксперт.

Но все же следует говорить, в первую очередь, о том, что этот меморандум, который так пафосно представил президент Владимир Зеленский, очерчивая стоимость проекта и декларируя возможность привлечения американской стороны, не дает ответ на закономерный вопрос о том, где нам искать деньги. Получается, что 30 миллиардов долларов, озвученные главой государства, существуют только в его посте в Twitter.

Европейский энергомост

Есть еще один вопрос, который пока остается без ответа, — где помимо Хмельницкой АЭС планируется построить новые энергоблоки? Ведь новые реакторы даже не упоминаются в Энергетической стратегии Украины до 2035 года.

Специалисты, опрошенные изданием, не под запись говорят, что это очень похоже на дешевый PR.

Украина, в принципе, могла бы за счет новых атомных мощностей экспортировать электроэнергию в страны ЕС. Но для этого отечественная энергосистема должна объединиться с европейской энергосистемой (сейчас она объединена с российской).

Такие планы, на самом деле, есть.

«Если дополнительные энергоблоки будут построены, а энергетическая система Украины синхронизирована с европейской, Украина сможет успешно экспортировать значительные объемы энергии в страны ЕС, — говорит Геннадий Рябцев. — Думаю, такая синхронизация произойдет уже в ближайшем будущем. Ожидается, что в течение 2022 года будут сняты технические проблемы, которые этому препятствуют».

Тем более, что в 2014 году подобный проект уже обсуждался — речь шла о так называемом «энергомосте» в Европу. Правда, этот проект, как и многие другие в Украине, реализован не был.

Кроме того, сегодня есть серьезные опасения, что украинская энергосистема не сможет синхронизироваться с европейской в установленные сроки, а речь идет о 2023 годе.

«Технический отзыв, полученный в августе, говорит о том, что украинская система не готова к объединению из-за недостатка гибкости и отсутствия мощностей с быстрым стартом», — отметила Ольга Кошарная.

Дело в том, что крупные атомные станции не могут маневрировать мощностью, как, например, теплоэлектростанции. И появление новых атомных энергоблоков эту проблему, очевидно, не решит.

Украина, вроде бы, решила взять на вооружение технологию возведения малых модульных реакторов, которые позволяют обеспечить более высокую маневренность, но судьба этого проекта тоже непонятна.

Тень России

И, наконец, о самом большом риске для украинско-американского проекта.

Трудно было не заметить, с каким пристальным вниманием за новостями из-за океана следят в России. И это — неслучайно. Ведь до недавнего времени РФ была единственным поставщиком ядерного топлива для наших АЭС, и до сих пор обеспечивает топливом около половины наших потребностей. Понятно, что дальнейшее развитие сотрудничества с Westinghouse будет и дальше ослаблять влияние «Росатома» (читай Кремля) на Украину.

А потому нашей стране нужно быть готовой к диверсиям — и не только информационным, но и вполне реальным. Тем более, что по данным источников «Апострофа», они и раньше имели место.

В свете подписанного меморандума возникает надежда, что США не забыли об Украине, и предложенный совместный проект может быть некоей компенсацией за газопровод «Северный поток-2», который грозит оставить нашу страну без транзита, но, скорее всего, это нет так.

«Строительство новых реакторов никак не скомпенсирует потери Украины от запуска «Северного потока-2″. Это — совершенно несопоставимые вещи», — говорит Геннадий Рябцев.

Ольга Кошарная согласна: «Строительство ядерного реактора — очень длительный процесс, включающий, кроме собственно строительства, значительное количество сложных разрешительных процедур. По самой оптимистической оценке, для этого требуется 10 лет. Поэтому, даже, если реактор и будет построен, это случится через много лет после того, как будет запущен «Северный поток-2».

Не говоря уже о том, что не самый плохой проект может так и остаться меморандумом о намерениях. Особенно, если Киев не найдет деньги на всю эту амбициозную идею…

Подписывайтесь на наш "Телеграмм - канал", чтобы всегда быть в курсе того, кто обогащается за наш счет.

Теги
Украина
Атомная Энергетика
Развитие