30 лет на двух стульях: все достижения и провалы внешней политики Украины

  • 18 августа 2021, 18:00
  • 2471

За 30 лет внешний курс Украины менялся с калейдоскопической скоростью – многовекторность сменялась попытками договориться то с Россией, то с Европой. О том, к чему мы пришли за годы нашей независимости, и как менялась наша международная политика.

Рассказывает polygraf.net со ссылкой на "Экономика от Пророка".

 С нуля, но не совсем

Несмотря на то, что Верховный Совет Украинской ССР провозгласил независимость Украины 24 августа 1991 года, говорить о начале создания полноценного внешнеполитического аппарата в независимой Украине можно лишь, начиная с 1 декабря – после проведения референдума, во время которого большинство жителей УССР поддержали «Акт о провозглашении независимости». Тогда Украину начали признавать другие государства – уже 2 декабря с нами установила дипломатические отношения Польша. В результате, в течение первого года существования независимой Украины ее самостоятельность признали более 130 стран.

Тогда у новой системы МИД начались первые серьезные проблемы.

«Безусловно, начинали сложно. То, что действовало в рамках УССР (в Киеве формально было свое министерство иностранных дел) не могло быть применено в рамках независимой Украины. На тот момент это стало огромным вызовом для внешнеполитической службы. Однако по сравнению с другими государствами, которые возникли на территории бывшего СССР, мы располагали безусловным преимуществом, поскольку у нас был уже определенный дипломатический опыт, которого не было у той же Грузии, Казахстана или у балтийских стран. Украина имела неплохой опыт работы в многосторонней дипломатии, поскольку у нас были представительства УССР при ООН, при ЮНЕКО, в международных организациях в Женеве и в Вене», — рассказывает бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко.

Впрочем, на этом позитивы стартовой позиции Украины заканчивались.

«У нас не было никакого опыта двусторонней дипломатии. У нас не было посольств, не было консульств. То есть, это все приходилось создавать на пустом месте, в прямом смысле этого слова. Но благодаря колоссальным усилиям тех людей, которые были делегированы для того чтобы начинать двустороннюю дипломатию, постепенно система органов дипломатической службы Украины за рубежом была сформирована. Безусловно, я считаю это в некотором роде дипломатическим подвигом, потому что с тотального нуля, в течение небольшого периода времени, возникла дипломатическая служба Украины»,  отметил Огрызко.

«Дядя Сэм» против ядерной Украины

Сегодня сложно представить, что в 1991 году убеждать украинцев не выходить из СССР приехал тогдашний президент США Джордж Буш-старший, который за 23 дня до провозглашения независимости Украины от СССР и за 4 месяца до проведения в Украине референдума о независимости, выступил в Киеве перед депутатами все еще УССР, предостерегая украинцев от «самоубийственного национализма». Впоследствии речь 43-го американского президента насмешливо назовут «котлетой по-киевски», а написавшая ее Кондолиза Райс, в 2005 году будет оправдываться, что в 1991 году мирный распад СССР, вооружённого ядерным оружием, был не столь очевиден как сейчас.

Сразу после провозглашения независимости Украины, США начали оказывать давление на молодую страну, у которой тогда находился третий в мире по мощности и количеству боезарядов арсенал ядерного оружия.

Почему американцы так настойчиво добивались ядерного разоружения Украины? На тот момент, когда Украина только обрела свою независимость, перед США стояло сразу несколько довольно прагматичных вопросов. Для американцев было важно, чтобы ядерное оружие не попало не в те руки, ведь Холодная война только закончилась, а получить новый фактор нестабильности в регионе не входило в планы США.

«Не забывайте, что США в 1991 году еще не видели независимой Украины. И Москва тогда для них оставалась основным визави и партнером на переговорах: все что происходило на постсоветском пространстве, воспринималось через призму позиции Москвы. Не забывайте, Ельцин, выступая в Конгрессе США, обещал, что сделает из России демократическое, миролюбивое, не имперское государство. Поэтому фокус США и западного мира сосредотачивался на Кремле, и в Вашингтоне думали, что если урегулировать ситуацию с Москвой, то это будет означать и урегулирование ситуации в целом на постсоветском пространстве, потому что если Москва на что-то согласится, то это автоматически означало, что согласится и вся остальная постсоветская территория. Как по мне, это была одна из огромных ошибок Запада», — рассказал экс-министр иностранных дел Украины.

Как рассказал директор Института внешнеполитических исследований при МИД Григорий Перепелица, в вопросах ядерного разоружения американцы оказывали на Украину огромное давление, а потом к ним присоединились россияне. По словам эксперта, американцы это делали, потому что из 146 межконтинентальных баллистических ракет, подавляющее большинство ракет «Скальпель» были направлены на объекты, расположенные на территории США.

«На территории Украины находилась 43-я ракетная армия, которая была вооружена новыми межконтинентальными ракетами «Скальпель». Это такие ракеты, которыми наносится удар только в ответ – так называемые силы ядерного сдерживания. Одна штатная пусковая установка такой ракеты могла выдержать четыре ядерных удара. На территории России таких ракет вообще не было. Американцы больше всего боялись именно этой 43-й ракетной армии, которая гарантировала полное уничтожение США даже в том случае, если США нанесут первыми ядерный удар по территории Советского союза. Вот почему американцам надо было уничтожить эту ракетную армию», — объяснил Перепелица.

Результатом подобной политики США и присоединившейся к ней России, в декабре 1994 года станет подписание лидерами Украины, России, Великобритании и США – Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия, более известного как Будапештский меморандум. Впрочем, почему-то словосочетание «гарантии безопасности» в украинском варианте договора, в американской версии этого же документа почему-то были переведены как «заверения в безопасности».

В тоже время, Перепелица отметил, что американцев интересовало только стратегическое ядерное вооружение Украины, а вот оставить тактическое ядерное оружие у нас были шансы: «Украина сдала тактическое ядерное оружие первым делом, и тогда Кравчук рапортовал, что мы сделали это досрочно. Теперь Кравчук везде говорит, что он такого не заявлял, но вы поднимите газеты за то время, и сами все увидите. По моему мнению, у Украины был шанс оставить тактическое ядерное оружие, и я думаю, что американцы не были бы против этого, и тогда бы у нас сейчас был и Крым, и Донбасс. В декабре 1991 года была подписана Алма-Атинская декларация, подвязанная под Беловежское соглашение. Был сформирован следующий консенсус: Россия признает независимость и государственный суверенитет Украины, но с условием отказа от ядерного оружия. Ну и Кравчук здесь дал маху, и ему подмахнули это соглашение о выводе тактического ядерного оружия. Это была огромная и фатальная ошибка».

В целом, по словам Перепелицы, внешняя политика Кравчука состояла в основном из повсеместных уступок: «Это было связано с отсутствием политической воли, опыта и компетентности. Например, командующий Черноморским флотом ВМФ России Касатонов три дня был на Банковой, пытался встретиться с Кравчуком, чтобы сдать ему Черноморский флот, а Кравчук его игнорировал. Поэтому то, что произошло с Крымом, в первую очередь – это вина Кравчука. Аналогичная ситуация произошла и с тактическим ядерным вооружением. Да, оставить стратегическое ядерное вооружение шансов было мало, поскольку со временем боеголовки межконтинентальных ракет начинают «греться», так как у них большая критическая масса обогащенного урана. Поэтому их периодически надо отправлять на завод на Урале, где «гасят» эту активность и приводят боеголовки в порядок. Технически тогда мы не могли осуществлять такой надзор. А вот боеголовки тактической ракеты, имеют малую критическую массу. Они не греются и могут храниться до 50 лет».

Многовекторность – ловушка для Украины?

Внешняя политика Украины в первое десятилетие существования нашего государства сводилась к «многовекторности». Сейчас бытует мнение, что эта политика была во многом губительна для Украины, поскольку не дала стране сделать выбор в сторону ЕС и НАТО раньше, чем случилась оккупация Крыма и российская агрессия на Донбассе в 2014 году.

«Политика многовекторности – переходной момент во внешней политике государства, когда страна ищет тот полюс во внешней деятельности, с которым она будет работать. В нашем случае речь идет о трех векторах –западном, восточном – российском, а также об определенном украинском независимом пути. До середины 2000-х мы пытались держать определенный баланс между этими тремя векторами. Но мировая система сейчас построена таким образом, что нужно определяться к каким цивилизационным пространствам страна себя относит. Таким образом, к моменту, когда пришло время выбирать, мы продолжали сидеть на двух стульях. Мы слишком долго держались за курс многовекторности, в то время как нам действительно нужно было делать выбор. Если говорить об определяющих событиях, когда Украине следовало сделать выбор, то речь идет о любой агрессии России против нашей страны. Начиная еще конфликта вокруг острова Тузлы (в 2003 году губернатор Краснодарского края самовольно начал строить дамбу, желая соединить остров с РФ, — «Апостроф»), продолжая газовыми войнами, мясными и молочными войнами, а также всеми другими агрессивными действиями, в том числе экономического характера, которые были направлены против нас. Фактически каждый этот момент можно было воспринимать как определенный намек на то, что нам нужно определиться и задаться вопросом: правилен ли наш внешнеполитический курс многовекторности и нужны ли нам такие «токсичные» отношения с Россией?», — рассказал эксперт Совета внешней политики «Украинская призма» Александр Краев.

В свою очередь, эксперт Международного центра перспективных исследований Николай Капитоненко считает, что списывать все проблемы, которые возникли у Украины после 2014 года на многовекторность не очень правильно.

«Сама по себе тактика многовекторности хороша для той Украины, которая возникла в 1991 году. Тогда казалось, что чем больше разных векторов, тем больше возможностей, а не рисков. Но для того, чтобы было возможностей, нужно правильно проводить политику многовекторности. А у нас она проводилась, как и вся остальная внешняя политика, декларативно. У нас внешняя политика за весь период независимости всегда играла второстепенную или даже третьестепенную роль для тех, кто принимал решения. То есть, ею можно было поступиться, за ее счет можно было что-то выиграть во внутренней политике и решить какие-то внутренние проблемы. И по этой причине многовекторность в украинском исполнении оказалась бездарной, и привела к плохим результатам. Но это совершенно не означает, что сама по себе эта стратегия плохая», — считает эксперт.

Большой договор с Россией – кнут и пряник

31 мая 1997 года президент РФ Борис Ельцин подписал в Киеве с президентом Украины Леонидом Кучмой Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной. Этот договор станет первым большим документом, который несмотря на множество прописанных положений, оставит для России широкое поле для различных претензий Украине, в том числе и территориальных.

Тогда же стало ясно, что Кремль не собирался выпускать из своих цепких объятий Украину в свободное плавание. Наиболее отчетливо это проявилось в процессе определения российско-украинской границы. Этот процесс состоит из двух главных составляющих – демаркации и делимитации границы. И если с делимитацией впоследствии вопрос удалось решить, то непосредственно демаркация границы, то есть окончательное расположение на местности, до сих пор не произведено.

Однако это не единственная уловка Кремля. По словам дипломата, эксперта Центра оборонных стратегий Александра Хары, «Большой договор» о дружбе и сотрудничестве с Российской Федерацией тогда был выгоден Украине в то время, но в стратегической перспективе ставил наше государство под удар. Соглашение было результатом больших компромиссов.

«С одной стороны, Россия признавала неприкосновенность украинских границ, но Украина соглашалась на раздел Черноморского флота с Россией, и на пребывание российского Черноморского флота на территории Крыма. ЧФ РФ, безусловно, сыграл роль троянского коня в 2014 году. К тому же, Черноморский флот РФ был плацдармом и средством российского шантажа и давления на Украину, когда мы хотели развернуться в сторону Европы. Третьим компонентом было энергетическое сотрудничество, и благодаря «Большому договору» в первые годы после получения независимости Украины были дешевые цены на российский газ. Это создало целый класс украинского олигархата, который сидел на украинской трубе и на российском газе и зарабатывал большие деньги. То есть российские власти использовали эти деньги и украинских граждан, ставших олигархами, конвертируя это в медиа-активы и политические проекты и создавая свое присутствие в органах власти, прежде всего в правительстве», — отмечает эксперт.

По его мнению, пребывание в Украине пророссийских групп влияния, привело к блокированию тех преобразований, которые пытались сделать прозападные политики.

«В результате, Украина понемногу отрывалась от России, но с другой стороны эта зависимость осталась. Прежде всего, на уровне элит. Это потом конвертировалось в пропаганду и риторику про «братский народ» и совместное будущее с россиянами», — рассказал Александр Хара.

«Братские» узы с Россией до НАТО доведут

В конце 2003 года между Украиной и Россией впервые со времен независимости разгорелся конфликт на основе территориальных претензий. Камнем преткновения стала принадлежность острова Тузла. Обладание Украиной косой Тузла приводило к тому, что на единственном участке морского судоходного канала, проложенного по дну Керченского пролива между Тузлой и Крымским полуостровом, оба берега данного канала являлись собственностью Украины, что позволяло Украине в одностороннем порядке взимать плату за проход по каналу в том числе и с российских кораблей.

В сентябре 2003 года власти Краснодарского края начали строительство дамбы от Таманского полуострова в сторону Керчи до пограничного острова Тузла под предлогом предотвращения размывания береговой полосы Таманского полуострова и косы. Своего согласия Украина на этот проект не давала, но Россия не останавливалась, несмотря на предупреждения украинской стороны.

На тот момент президент Украины Леонид Кучма находился с визитом в Бразилии, однако был вынужден в срочном порядке вернуться в Украину. Только благодаря жесткой позиции Кучмы и тогдашнего руководства Украины удалось отбить агрессию россиян, которые 23 октября 2003 года остановили строительство дамбы за 102 м от линии государственной границы. Произошло это после встречи президентов Путина и Кучмы.

«У Кучмы на тот момент были прохладные отношения с Западом, поскольку была целая череда скандалов – убийство Гонгадзе, скандал с «Кольчугами», наступление на определенные медиа, оппозиционные к Кучме. И это создавало такую негативную картинку, фактически подталкивая Запад к более холодному отношению к Киеву. И когда Россия пыталась отхватить часть нашей территории, безусловно Кучма обращался к западным странам за помощью, но учитывая его репутацию на тот момент, чего-то серьезного в виде гарантий или дипломатической помощи он не получил. Наверное, это было очень хорошим уроком для следующих президентов Украины, насколько важны откровенные отношения с западными странами, и прежде всего с США, поскольку в критический момент это может сыграть чрезвычайно важную роль», — рассказывает Александр Хара.

После этого инцидента с Россией у Киева впервые появилось понимание того, с какой угрозой придется столкнуться Украине.

«Тогда путем переговоров удалось остановить вооруженное противостояние, потому что в то время украинская власть начала очень адекватно работать в ответ на угрозу, и показывала, что готова применить вооруженные силы, чтобы защитить национальные интересы. Правда, в результате было заключено соглашение о совместном использовании Азовского моря, которое чрезвычайно невыгодно нам. После Тузлы Украина хоть и придерживалась позиции, что с Российской Федерацией надо дружить из-за экономических, энергетических, исторических и даже – кое-где – родственных связей, но с другой стороны уже появилось понимание то, что Россия – представляет угрозу. Это понимание пришло, несмотря на то, что украинское общество еще не было готово на тот момент к евроатлантической интеграции», — отметил Хара.

От «оранжевой» Украины до апогея «русского мира»

В 2004 году в Украине на очередных президентских выборах во втором туре ЦИК объявил о победе откровенно пророссийского Виктора Януковича, однако после объявления ЦИКом результатов выборов в Украине началась Оранжевая революция. В результате был назначен третий тур, по результатам которого Виктор Ющенко победил с отрывом в 8 %.

По словам экс-министра иностранных дел Владимира Огрызко, именно в период президентства Ющенко Украина начала реальную работу над соглашением про Ассоциацию с ЕС.

«Именно благодаря усилиям дипломатии Ющенко, и моих в том числе, этот процесс перешел из теоретического в практическое русло. Что же касается НАТО, то вспомните опыт наших ближайших соседей. Этот путь был не менее сложным, хотя и более быстрым. Так, например, в 1992 году, когда я работал в Германии, я обсуждал с одним из глав немецкого МИДа вопрос расширения НАТО на Восток, и мне тогда сообщили, что на данный момент вопрос ни о Польше, ни о балтийских странах, ни о Венгрии не стоит. И понадобилось 12 лет, чтобы они постепенно пришли к этой теме. Но наше политическое руководство снова решило сесть на два стула – и тут, и там. В 2008 году мы получили эрзац ПДЧ в виде Годовых национальных программ. Если бы мы их начали выполнять надлежащим образом, то, возможно, сегодня имели бы и ПДЧ, и дорожную карту к членству в НАТО. Но если поднять отчеты по этим годовым национальным программам, то вы увидите такие показатели как 30-35%. Ну и как мы можем с такими темпами и таким отношением к своим обязанностям что-то получить?», — отметил экс-министр.

С Огрызко коренным образом не согласен Григорий Перепелица. По его мнению, если бы не поведение Ющенко, то Украина получила бы ПДЧ еще в 2006 году: «Нам НАТО уже приготовило ПДЧ, и президент Ющенко дал Януковичу как главе правительства директиву принять ПДЧ. Решение о предоставлении Украине ПДЧ уже было готово, согласовано, и подписано в 2006 году. Но перед этим, в 2006 году, когда Янукович был премьер-министром Украины он летал в Сочи, и ему тогда Путин сказал, что место Украины не в НАТО, а в ОДКБ. И Янукович дал слово, что он приведет Украину в ОДКБ. Поэтому когда Янукович поехал в Брюссель в штаб-квартиру НАТО, он просто отказался принимать готовый и подписанный ПДЧ, сказав: «а что подумает Россия? И народ у нас не готов к членству в НАТО». Это был не просто невероятный стыд, а скандал, когда стране предоставляют ПДЧ, а она отказывается Ну, вот они нам в Бухаресте и не простили этого. Безусловно, Янукович так поступил чтобы получить поддержку от России на следующих выборах в Украине», — считает Перепелица.

В 2010 году на президентских выборах победил Янукович. Его правление ознаменовалось сдачей украинских национальных интересов в угоду России. Одним из главных геополитических ударов по Украине во время его каденции стало подписание в 2011 году Харьковских соглашений, согласно которым Киев получал скидку на российский газ, в обмен на продление конечного срока пребывания Черноморского флота России в Крыму с первоначально ожидавшегося 2017 года до 2042 года.

Кроме того, именно во времена Януковича, в 2012 году, был принят законопроект, инициаторами которого стали депутаты Партии регионов Сергей Кивалов и Вадим Колесниченко, который предусматривал придание языку статуса регионального в тех районах Украины, где его признавало родным более 10 % населения.

Тем не менее, за всем этим беспросветным и бесконечным «русским миром» в его самом плохом проявлении был луч надежды на изменения. У Украины на протяжении длительного времени была разработана стратегия на Ассоциацию с Европейским Союзом – подготовка к ней велась, вопрос постепенно двигался к своему логическому завершению. По словам дипломата Александра Хары,в окружении Януковича были силы, которые мотивировали его идти на Запад в плане политической и экономической интеграции.

«Другой вопрос – хотели ли они идти на Запад до конца или просто пытались этим шантажировать Россию. Отказ Януковича от Ассоциации с ЕС в Вильнюсе был обусловлен тем, что перед этим состоялась встреча Януковича и Путина, где были озвучены угрозы с российской стороны не только относительно агрессии против Украины, но и против жизни лично Януковича. И это стало переломным моментом», — считает дипломат.

Революция состоялась — но все только начинается

После Революции Достоинства и бегства Януковича в Россию Украина все-таки подписала Ассоциацию с ЕС (правда, из текста соглашения «вырезали» перспективы полноценной евроинтеграции нашей страны в Евросоюз) и даже получила безвиз. Однако особой радости Киеву это не дало, поскольку Россия захватила Крым и начала войну на Донбассе.

К тому же, если говорить о реальных переменах на пути к евроатлантической интеграции, то ничего большего, по существу, достигнуто не было. Получилось, что за время президентства Петра Порошенко сотрудничество с НАТО и ЕС, столь бодро начавшееся, фактически приостановилось. Причины этого феномена крылись как в личности самого Порошенко, который все время балансировал между должностью президента Украины и статусом «сам себе Министр иностранных дел», так и в отсутствии реального продвижения в реформах, которые настойчиво требовал от Киева Запад.

По словам эксперта Григория Перепелицы, движение Украины в НАТО сильно буксовало в том числе из-за наличия у Порошенко своего бизнеса в России: «Порошенко не ставил вопрос о членстве в НАТО. Посмотрите его предвыборную президентскую программу в 2014 году: там говорится только о достижении стандартов НАТО, а не о членстве. И только когда началась президентская предвыборная компания, Порошенко увидел, что 54% населения Украины выступают за членство в НАТО. И он это воспринял как свою электоральную базу. И поэтому он вдруг начал декларировать членство в НАТО, более того он продвигает изменения в Конституцию Украины. Это его реальная заслуга, но он это делал потому, что он хотел переизбраться на второй срок».

Метаморфозы Зеленского

Впрочем, воинственная риторика Петра Порошенко не смогла обеспечить ему победу на выборах, и в 2019 году президентом становится Владимир Зеленский, который шел на выборы как «президент мира», и выиграв президентское кресло довольно бойко начал – обмен пленными, режим прекращения огня на Донбассе. Однако очень скоро эти процессы заглохли. Кремль очень быстро понял, что Зеленский не пойдет на ключевые политические уступки, например, в Минском процессе. После этого прекратились какие-либо обмены, а позже и вовсе начался новый виток эскалации на Донбассе.

Но по словам Перепелицы, сейчас Зеленский пытается найти поддержку у соседей, понимая, что Россия в любой момент может продолжить наступление на украинскую территорию.

«Россия готовит широкомасштабное наступление, и это не шутка. Путин создал широкомасштабную инфраструктуру для широкомасштабного наступления на линии Воронеж – Белгород. Ну, и посмотрите, какие силы стягиваются в Крым. Зеленский это очень хорошо понимает, и поэтому вы видели, сколько он визитов делает: и в Турцию, и в Литву, и в Польшу. Зеленский готовит почву для союзничества с теми странами, которые испытывают реальную военную угрозу, а не с Германией или Францией», — считает эксперт.

На сегодня стратегическая цель Украины кажется вполне очевидной – членство в НАТО и ЕС. Однако 30 лет независимости показали, что а) для этого нужна полноценная стратегия, которая у Киева часто отсутствует, либо меняется сразу после прихода нового руководства; б) нужно дождаться, когда сложатся удачные условия, чтобы на Западе были заинтересованы в нашей интеграции; в) украинская власть должна избавиться от мышления пост-колониальной элиты мелкой автономии и не заниматься низкопоклонством, а демонстрировать реальный прогресс и во внутренней политики. Только в таком случае можно рассчитывать на результаты большие, чем постоянные заверения в поддержке.

Впрочем, по мнению Николая Капитоненко, Украину вероятнее всего ждет то, что произошло с Молдовой.

«Скорее всего, речь будет идти о «серой зоне» безопасности в Европе. Молдова уже 30 лет с Приднестровьем в ней находится, и скорее всего с нами произойдет нечто похожее. События 2013 года и особенно 2014 года и решения, которые были приняты Россией, закрыли нам российскую альтернативу и лишили политиков возможности всерьез обсуждать какие-то другие опции кроме вступления в НАТО или ЕС. То есть всерьез сейчас же никто не обсуждает нейтралитет или «финляндизацию», или любые другие модели обеспечения безопасности. На это в обществе существует табу. И я не вижу, как бы это табу в ближайшей перспективе было бы снято», — считает эксперт-международник.

В то же время, по мнению Капитоненко, членство в ЕС и НАТО мы в среднесрочной перспективе вряд ли получим.

«Мы дальше от НАТО, чем были в 2008 году на Бухарестском саммите. Это – тупик. Что можно было бы сделать? Мне кажется, что хорошо бы начать просто со спокойного разговора о том, для чего нам внешняя политика, какие цели мы хотим достичь, и какой ценой. Возможно, дальше выйти на разговор что членство в НАТО и ЕС – это не самоцель, а инструмент для достижения каких-то других целей, и понять в чем они состоят. Например, нейтралитет был навязан Австрии внешними игроками, это не было выбором австрийцев, но он оказался удачным. Мы не застрахованы от того, что в какой-то момент о чем-то договорятся крупные государства и что-то нам навяжут – будет это оформлено юридически или де-факто. У нас фактически сейчас продолжается внеблоковость, просто она обусловлена сейчас внешними обстоятельствами, поскольку на счет Украины есть компромисс, что она внеблоковая, и все. Нельзя сказать, что было бы лучше, потому что ситуация постоянно меняется. Но как по мне, внешняя политика, которая не базируется на оценке этих изменений, а которая просто оперирует лозунгами – это однозначно хуже», — считает эксперт.

Подписывайтесь на наш "Телеграмм - канал", чтобы всегда быть в курсе того, кто обогащается за наш счет.

Теги
Украина
Внешняя Политика
Провалы